Московский дядя. Начало

По принуждению + драма, потеря девственности и романтика
1 ноября 2018
Илья Романович в очередной раз просматривал старый семейный фотоальбом. В свои 45 лет он оставался верным традициям и альбом этот был не электронным, а вполне себе бумажным, в старинном дермантиновом переплете. Самые старые фото, семидесятых — восьмидесятых годов были чёрно-белыми, часто пожелтевшими от времени, но всё же такими уютными и родными.

Он рассматривал его и ностальгическая улыбка не сходила с его лица.

Вот он голенький ползает в кроватке. Вот он в садике со своим любимым плюшевым медведем. Вот в Коктебеле с родителями — первое цветное фото в альбоме, между прочим! Вот на общей фотографии первого класса. А вот в деревне у деда по материнской линии, в Донецкой области, среди большой и дружной семьи. На лето в деревню к деду приехали все его восемь внуков. Двоих, самых маленьких, держали на руках родители, а остальные шестеро стояли в первом ряду. Это было последнее фото, на котором дед ещё был жив. В самом центре — сам Илюша, рослый не по годам парень, с чёрными косматыми вихрами на голове и уже пробивающимися усиками. А рядом с ним, в коротком голубом платьице — Оксана, его двоюродная сестра, младше его на два месяца. Он отлично помнил её русые локоны ниже плеч, её большие зелёные глаза, веснушки, красивые алые губы, быстрые стройные ноги, заливистый звонкий смех.
А ещё он помнил, как четыре года спустя, в то памятное лето 91-го, под похожим платьицем скрывались небольшие, но сочные и упругие груди 18-летней девицы, которые он частенько мял и облизывал на сеновале. Они любили долго и страстно целоваться, обниматься, ласкаться, шептать нежные слова о любви. Но стоило ему пустить руки чуть ниже, за резинку её простых ХБ-шных трусиков, как Ксюша ловко, словно ящерка, вырывалась из его объятий, и со смехом убегала прочь. Бедный Илья потом стирал до кровавых мозолей свой юношеский член, вспоминая эти моменты. Другие деревенские девчонки засматривались на статного городского парня, но они ему были малоинтересны. Он их, конечно, тоже водил на сеновал, особенно после нескольких стопок самогона. Но даже быстро двигая крепкими бёдрами над очередной деревенской простушкой, раздвинувшей перед ним свои в меру стройные ноги или белые пухлые ягодицы, он, закрыв глаза, представлял на их месте свою Оксану, свою запретную любовь. Они не виделись уже более 25-ти лет, с момента распада СССР, но Илья до сих пор помнил запах её дешёвого советского парфюма вперемешку с сеном и потом.

В 90-е Илье пришлось куда тяжелее своей украинской родни, неплохо устроившийся на Донбассе. Порно рассказы на cэфан точка ру. Жили, а точнее выживали, они с мамой-одиночкой едва ли не впроголодь, еле-еле сводя концы с концами, тогда как Оксанина родня жила в большом кирпичном доме, ни в чём не нуждаясь. Оксана рано выскочила замуж за местного бизнесмена, нарожала ему кучу детишек и жила припеваючи.

Илье же, сразу после службы в армии, приходилось вместе с мамой заниматься челночеством, мотаясь то •••
Оглавление:
Следить за продолжением этого рассказа и другими историями:
 Это вообще законно?
> Московская сага. Берия. – По принуждению
< По принуждению (Перейти в эту категорию)
< Порно рассказы (Все истории по жанрам)

Здесь можно прочитать эротическую историю «Московский дядя. Начало» (по принуждению) и другие порно рассказы. Смотри, какие истории читают прямо сейчас