Смертельная доза жизни

Гомосексуалы
30 декабря 2017
— Володя, это Богдан.

Так все началось.

Аллочка положила одну ладонь на мое плечо, а вторую — с секундной заминкой, — на плечо незнакомца. Судя по разговорам, Богдан должен был появиться в девять и помочь хозяевам дома с установкой ели, а вместо этого появился за полчаса до Нового года, с откупоренной бутылкой шампанского и под руку с девицей в пушистой фиолетовой шубке. Ель к тому времени уже поставили, а девицу теперь обхаживал вечно одинокий, и потому вечно голодный до женского внимания Костян.

— Богдан, это Володя, — продолжила Аллочка. На нас она не смотрела — мрачно наблюдала за тем, как девица выпрыгивает из шубки и сапог на умопомрачительных шпильках. Как она карабкалась в них по сугробам, оставалось загадкой. Возможно, ехала у Богдана на спине. — А это — какая-то шмара, которой тут быть не должно...

Похоже, Костян «какую-то шмару» уже одобрил, и теперь галантно предлагал ей «шампусика для сугреву».

— Бога, — сурово спросила Аллочка, — какого хера?

Богдан легкомысленно пожал плечами.

— Да она свалит скоро, — сказал он, вручил кому-то ополовиненную бутылку шампанского и принялся ожесточенно тереть замерзшие ладони.

Аллочка посмотрела на него долгим взглядом «я-все-про-тебя-знаю-но-я-хозяйка-вечеринки-и-скандала-не-допущу», нежно улыбнулась, сжала ладонями наши с Богой плечи и сообщила:

— Вы друг друга еще не знаете, но...

Но праздновать Новый год нам придется в одной квартире, хотим мы этого или нет.

Впрочем, Аллочка имела в виду совсем не это.

— ... но наверняка найдете общий язык! — торжественно объявила она, и ушла проверять, как там поживают девчонки, девчоночьи сплетни и девчоночьи салаты. Кухня была их закрытой базой, и из числа идеологических противников — мужчин, — туда допускался только Аллочкин муж.

И то не всегда.

— Ну, привет, — сказал Богдан, прекратив тереть руки. Протянул мне длинную, слабо белеющую в полутьме коридора ладонь. — Можно просто Бога.

Ладонь у Боги была мягкая, внезапно ухоженная, с узкими пальцами и аккуратными окружьями ногтей. Сам Бога выглядел куда менее аккуратно — ужасно длинный (и это по моим-то меркам; сколько же в нем, сто восемьдесят восемь? сто девяносто?), с отросшими волосами, стянутыми на затылке в куцый хвост. Одна прядь выскользнула из-под резинки и легла сбоку, черкнув темной линией вдоль скулы.

Бога этого не заметил. Так и стоял, и смотрел на меня шельмовскими глазами — темнющими, словно радужки в них не было, а был один только черный матовый зрачок. Думал Бога не о рукопожатии, а о чем-то своем — может, о том, на какую тусовку сегодня еще стоит заскочить; может, о девице в фиолетовой шубке; а может, о том, что пора бы уже избавиться от парки и привести себя в божеский вид.

— Год Собаки, — сказал Бога, одновременно и подтвердив мои мысли, и опровергнув их. Думал он, конечно, не о рукопожатии, но и не о девице в фиолетовой шубке. Мысли о какой-то там девице были ниже его достоинства. — Очередной собачий год, только теперь официально под собачьим флагом. Веришь в гороскопы, Володя?

— Нет, — сказал я, отступив назад. Под паркой у Боги обнаружились •••
12 – 122312
Оглавления нет
Следить за продолжением этого рассказа и другими историями:
< Гомосексуалы (Перейти в эту категорию)
< Порно рассказы (Все истории по жанрам)

Здесь можно прочитать эротическую историю «Смертельная доза жизни» (гомосексуалы) и другие порно рассказы