Ник, или Восемьсот тридцатый день сурка. Часть 1

Гомосексуалы
18 апреля 2016
В 813-й раз шла пятница, четвертое сентября.

Тогда, 813 дней назад, я реально лоханулся...

Черт, откуда из меня лезут эти «лоханулся»? Я же солидный, старый человек. Я могу выражать свои мысли понятно, четко и на правильном русском языке. Откуда жаргон? За 813 дней поднабрался здесь, в петле времени? Или так действует на мое сознание мое же юное тело?

Попробуем еще раз. Я сделал во время эксперимента что-то не так, и меня отбросило в далекое прошлое, в собственную юность. Теперь я снова и снова проживал один и тот же день, пятницу 4 сентября. На рассвете круг замыкался. После 4:48 утра субботы, пятого сентября, наступало 4:49 утра пятницы, четвертого. Я с этим ничего поделать не мог. Абсолютно ничего. Я не знал, как разорвать круг, в котором оказался, как попасть обратно в свои семьдесят лет. Мне, кстати, было семьдесят, почти семьдесят один, когда я попал в петлю времени. Если добавить эти 813 дней, которые я, как ни крути, прожил здесь, в петле времени, мне было семьдесят четыре.

Я, конечно, перепробовал все рецепты, которые предлагал мне мой мозг хронофизика. Настолько, насколько позволяли технические возможности моей нынешней жизни. Пробирался ночью в какие-то Институты, что-то мастерил, что-то запускал, но, увы, никакого результата так и не получил.

Перепробовал я и рецепты, что предлагали фильмы и книги. Совершал добрые поступки пачками... Тьфу... Совершил много добрых поступков. Тоже безрезультатно.

Пятница четвертое сентября с маниакальной настойчивостью все равно начиналась в 4:49 утра. Где бы я в тот момент ни был — в морге, больнице, предвариловке, самолете, багажнике машины каких-нибудь бандитов — я в тот же мгновение оказывался в своей постели в нашей старой квартире, где когда-то давно жили мои родители, мой младший брат и я.

Я помнил все, что произошло со мной вчера. То есть, то, что произошло со мной сегодня, но день назад. А весь остальной мир — нет. Если я что-то сломал, разбил, утопил, взорвал, сжег, оно вновь было целым. Если я кого-нибудь убил (такое тоже бывало), этот человек жил, как ни в чем не бывало. Если я сорвался с крыши высотки и разбил себе голову, разлом в асфальте исчезал как по волшебству. Никто не помнил ничего. Я помнил все.

Вселенная или, во всяком случае, какой-то ее фрагмент, исчезала без следа в 4:48 утра субботы 5 сентября, а на ее месте оказывалась вселенная 4:49 утра пятницы 4 сентября. Нас всех — Землю, Солнечную систему, меня самого бросало на 24 часа назад, и только я почему-то помнил, что происходило в прошедшие 24 часа, те 24 часа, которых как бы и не было.

Это было и даром, и проклятьем одновременно. Восемьсот тринадцать дней полного отсутствия контроля над собственной жизнью, неспособности что-либо изменить, невозможности хоть как-то повлиять хоть на что-нибудь, даже на себя. И в то же время 813 дней полной безнаказанности, отсутствия каких-либо последствий для любых поступков — неважно, самых прекрасных или самых низких, •••
12358
Оглавление:
Следить за продолжением этого рассказа и другими историями:
< Гомосексуалы (Перейти в эту категорию)
< Порно рассказы (Все истории по жанрам)

Здесь можно прочитать эротическую историю «Ник, или Восемьсот тридцатый день сурка. Часть 1» (гомосексуалы) и другие порно рассказы. Все герои в этом рассказе старше 18 лет. Не пытайтесь повторить