Понаехавшая

Драма + минет, традиционно и куннилингус
29 сентября 2016
«В начале было Слово».
(Евангелие от Иоанна, Ин 1:1)

Слова были в сети, слов было много, слова заплетались в кружева и орнаменты, слова парили птицами ввысь и ныряли рыбами в пучину вод, слова сияли яркостью звезды по имени Солнце и оттенялись бледностью планетарного спутника по имени Луна.

Я готовил московскую поездку (вернее, ее сексуальную часть) ранней весны 2011 года. И несмотря на март месяц, зима еще была сильна: холодно, ветрено, сумрачно и как-то безысходно.

Наконец-то наступил просвет в делах, наконец-то слова прозвучали не клавиатурным набором на экране монитора, а акустическими волнами в динамиках сотовых телефонов, и наконец-то поздним вьюжным вечером я отправился в путешествие местного масштаба: электричка в область, маршрутка до дальнего квартала и еще минут пятнадцать пешком — по заснеженным безлюдным улицам под тусклый свет многократно подвергшихся децимации фонарей.

Зато тепло и даже жарко на квартире у пригласившей меня в гости женщины. Двухкомнатная съемная хрущоба, где хозяйские вещи свалены в одну комнату и заперты, а во второй — нехитрый скарб проживающей временно... а это «временно» всё длится и длится.

— Слушай, сними пиджак, жарко же. Или не согрелся еще с улицы? — еще до того, как были наполнены бокалы вином.
— Галстук не мешает? Сними, не стесняйся, не на дипломатическом приёме, — после второго тоста. Сама в халатике, готов биться об заклад, на голое тело, но разрез декольте минимален, а подол на уровне колен не дает убедиться в этом достоверно.
— Ах, как ты хорошо пахнешь! Чем? Не чем, а кем. Мужчиной, — не помню после какого, но привлеченная моей рукой на плечо, расстегивает рубашку, ерошит руками мех, вминается в него лицом, жадно вдыхает запах и целует грудь, шею, плечо, щеку, но аккуратно избегая поцелуя в губы, и пропуская мою руку под подол для знакомства с бедрами, но пока никак не выше. — Не торопись. Пожалуйста.

Просьбе с такой преданно-трогательной интонацией и покорно-нежному взгляду черных очей с миндалевидным разрезом отказывать нельзя. Грех. В рамках любой религии.

Она словно спешит выговориться, опасаясь, что я забуду свое обещание не торопиться, и все же в ускоренном темпе потащу ее к положенному набок большому шкафу, накрытому матрацем и застеленному белоснежным бельем, играющему роль кровати в этом кратко/долго временном жилище. Члену действительно не терпится, тем более собеседница в такт рассказу то пожимает его через ткань брюк, то постукивает пальчиками, то проводит вверх-вниз дразнящими касаниями. Но я зачарованно слушаю историю ее личной жизни, которая началась еще тогда, когда над страной развевался единый красный флаг с серпом и молотом, страстно, с любовью, но, увы, недолго, и продолжается с переменным успехом вот уже 20 лет с разорванной символикой: превратившимся в двуглавого орла молотом и в полумесяц серпом.

Раннее замужество, рождение двоих детей еще до 20 лет, тем не менее не брошенный, а законченный институт и упорное стремление работать по специальности (врач-бактериолог), пусть даже с грошовой оплатой, пока челночивший •••
1236
Оглавления нет
Следить за продолжением этого рассказа и другими историями:
< Драма (Перейти в эту категорию)
< Порно рассказы (Все истории по жанрам)

Здесь можно прочитать эротическую историю «Понаехавшая» (драма) и другие порно рассказы. Все герои в этом рассказе старше 18 лет. Не пытайтесь повторить